О применении технологии распознавания лиц в системе видеонаблюдения в столице, а может и в других городах России

О применении технологии распознавания лиц в системе видеонаблюдения в столице, а может и в других городах России

07.10.2019 0 Автор renegade

Откровенно говоря, для меня стало откровением известие о том, что технология распознавания лиц с уличных камер уже работает с 2018 года. Почему? Да потому, что в Москве установлено около 160 тыс. камер и обеспечить реальное распознавание лиц с такого огромного количества источников широкополосного (высокоскоростного) сигнала (видеокамер) не хватит вычислительных средств. Значит, если система работает, то работает с определёнными ограничениями!

В чём заключаются эти ограничения?

В первую очередь, это низкая разрешающая способность камер, что позволяет использовать для передачи узкополосный (низкоскоростной) канал. Вы наверняка видели в новостях записи с камер во время ДТП или протокольные морды подозреваемых в преступлениях с камер, установленных на входах в подъезды. Ни в первом случае, ни во втором ни хрена там на этих видеозаписях не разберёшь. Я имел печальный опыт поиска злоумышленника, который в ночи протаранил машину дочери, припаркованную у подъезда – камеры подвешены так, что они снимают деревья, газоны, стены домов, соседние столбы и ещё много всякой никому не нужной хрени, разрешение у них на уровне VGA и чёрно-белое; камеры не инфракрасные, поэтому ночью запись можно просто не вести! Полезность таких камер весьма сомнительна. Совсем другое дело камеры, обслуживающие, например, Госдуму или другой орган власти! Оказывается, чтобы идентифицировать личность пикетчицы Алёны Поповой, разрешения камеры с лёгкостью хватило для увеличения цветного изображения физиономии несчастной пикетчицы в 32 раза! А что это на моём подъезде такой камеры нет? Висит говно какое-то, снимающее силуэты пробегающих мимо котов (реже) и собак (чаще)…

Во вторую очередь, очень важное ограничение касается фактического временного фактора видеосъёмки. Дело в том, что съёмка и, соответственно, запись не ведётся постоянно и непрерывно: запись включается периодически на определённое (короткое) время. Кроме того, очень важной составляющей эффективности (реальной полезности) системы видеонаблюдения является время хранения записей. Как правило, временной промежуток небольшой – от 3-х дней до 3-х месяцев. Опять же, совсем другой коленкор для власти! Они же настолько ссут своего народа, что, думаю, запись ведётся НЕПРЕРЫВНО и будет храниться ВЕЧНО!

В общем, как всегда при передаче, обработке и хранении информации есть два убежища дьявола: частота (скорость) и время (реальный масштаб или урезанный). Он же кроется в деталях…

Теперь о самой новости, заключающейся в том, что Алёна Попова подала в суд иск о признании незаконными действия городских властей, которые используют технологии распознавания лиц в уличных камерах видеонаблюдения. Учитывая то, что я Вам рассказал выше, нахрен нужно такое видеонаблюдение, которое как оруэлловский “Большой Брат” шпионит за нами в интересах власти и нисколько не помогает защитить граждан от преступности, покарать злодеев, найти пропавших или поехавших “негров защищать” детей и т.д. В этой ситуации я целиком и полностью на стороне Алёны и выражаю ей “свой респект и уважуху”!